Онлайн медицинская энциклопедия

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Показать все рубрики:

Ребенок стал нервный

Ребенок растет нервным, многое в его поведении тревожит родителей… Об этом наш разговор с известным психиатром заслуженным деятелем науки, доктором медицинских наук, профессором Ниной Игнатьевной Фелинской.

— Нина Игнатьевна, родители нередко жалуются на поведение детей. Слушаешь, и обычно видишь: папы и мамы сами портят детей, делают промахи в воспитании. Им нужна помощь хорошего педагога. Но некоторые жалобы вызывают другую, более тревожную догадку: вероятно, родителям полезно было бы посоветоваться и с врачом-психоневрологом. Скажем, родители сообщают, что ребенок истеричен, часто взрывается. Или мать жалуется: дочка начала лгать. Лжет дома, в школе, товарищам. Лжет нелепо, без всяких видимых причин… Еще письмо: сыну девять лет, а все держится за материнскую юбку. Его несамостоятельность, беспомощность просто пугают.

Не находите ли вы, что в этих рассказах идет о каких-то отклонениях психики ребенка от нормы?

— Я не возьму на себя смелость судить о психическом здоровье детей заочно: врачу необходимы личные наблюдения. Но действительно, такие жалобы настораживают. Примерно с теми же явлениями мы иногда сталкиваемся при - психических нарушениях, которые называются в медицине пограничными состояниями.

Пограничными потому, что они не являются болезнью, но все же находятся на границе между нормой и психическим заболеванием.

— Чем вызваны такие нарушения?

— Все мы наделены определенным типом высшей нервной деятельности: сильным или слабым. Иначе говоря, нервная система уязвима у каждого, но у одних — в меньшей, у других — в значительно большей степени. Это связано с тем, что каждая наша нервная клетка имеет свой предел работоспособности. У тех, кто наделен сильным нервным типом, предел этот значительно выше. А для ребенка слабого типа любой раздражитель может оказаться чрезмерным, любое травмирующее переживание — непосильным. И тогда отлаженный механизм высшей нервной деятельности начинает давать сбои, срывы. Нарушается согласованное взаимодействие основных нервных процессов — раздражительного и тормозного, коры и подкорки головного мозга и других звеньев того тонкого, сложного аппарата, который управляет нашими поступками, чувствами, настроениями.

Я всю жизнь занимаюсь исследованием пограничных состояний и убеждена: для детей слабого типа такими ранящими «толчками», приводящими к нарушениям в психике, становятся в первую очередь семейные конфликты — порой даже скрытые, неявные.

В представлении малыша папа и мама — это всемогущие великаны. Они одарят лаской, заботой — всем, что составляет мир раннего детства. Малыш и говорить-то еще не умеет, а в нем уже пробудились сильные привязанности: любовь к родителям, доверие к ним. И вдруг ребенок видит: «всемогущие великаны» ссорятся, бранятся, оскорбляют друг друга. А то и валяются пьяные… Это ужасное потрясение!

Но и в семьях, где нет острых конфликтов, родители сплошь да рядом бездумно перегружают нервную систему детей. Перегружают вспышками раздражения, маленькими несправедливостями — это для нас они маленькие, а ребенку делают больно. Между тем все мы любим своих детей и хотим им только добра. У дочки горло заболело — мать сразу ведет ее к врачу. Собираясь гулять с малышкой, проверит, какая погода, не одеть ли потеплее. А о душевном здоровье, о душевном тепле почему-то не все и не всегда так заботятся.

— Наверное, беда в том, что мы недостаточно ясно представляем себе, как отзываются на детях те или иные наши поступки.

— Согласна с вами. Что ж, давайте поговорим об этом подробнее. И для начала представим себе семью, где ребенок сталкивается с неуважением старших друг к другу и к нему.

Ребенка, не щадя его самолюбия, грубо оскорбляют, могут обозвать дураком, идиотом, а то и похуже как-нибудь. Его часто наказывают, бьют. Нервные перегрузки, нервные встряски следуют одна за другой… Каким образом ответит на них ребенок? Заранее этого не предскажешь, тут почти все зависит от формирующегося характера, который связан с врожденными особенностями нервной системы организма.

Однажды меня вызвали к восьмилетней девочке, которая несколько часов, не останавливаясь, повторяла одну и ту же фразу: «Я хотела казать… Я хотела казать». Она говорила «казать» вместо «сказать» — и не слышала ни своей ошибки, ни уговоров замолчать. Оказывается, родители, люди резкие и невыдержанные, жестоко наказали дочку за то, что она проболталась соседке о каких-то их семейных делах. Девочка сделала это непредумышленно. Она пыталась оправдаться, произнесла начало фразы «Я хотела сказать», да так на нем и застряла. Произошел тяжелый нервный срыв. Из этого состояния мы, конечно, девочку вывели, но, чтобы помочь ей более основательно, требовалось самих родителей вылечить от душевной черствости.

Еще один случай. Мальчик, примерно такого же склада нервной системы, разбил, играя, мамину безделушку. В большом волнении (его за шалости лупили) мальчик стал объяснять матери, как это случилось. Раздраженная мать, недослушав, крикнула: «Дрянь такая!» — и вдруг сын ее передразнил, выкрикнув эту фразу с такой же грубой интонацией. Она его ударила, крикнула: «Замолчи!» Он крикнул то же самое. Сбежалась вся семья, каждый кричал свое, а он передразнивал всех и остановиться не мог. Наконец родственники поняли, что дело плохо, что срочно нужен врач. Но, повторяю, врач может вывести из состояния нервного срыва, а чтобы восстановилось полностью психическое здоровье, должна измениться атмосфера в семье. Без помощи родителей врачам не справиться.

Эти два ребенка были по натуре тихими, безвольными, легко внушаемыми. Тяжелая семейная обстановка усугубила эти черты: дети стали запуганными, неуверенными в себе, легко впадающими в гипнотическое состояние и на очередную встряску ответили срывом.

По-иному реагируют на «толчки» извне дети с повышенной возбудимостью: они становятся озлобленными, агрессивными, склонными к активной самозащите. Отвечают злом на зло. И их реакция на несправедливость может быть очень опасной.

Вот один только пример. У тринадцатилетней девочки появилась мачеха. К сожалению, как раз такая, как в сказках: несправедливая, равнодушная. К тому же и отец попал под влияние новой жены. Дочке жилось несладко. Однажды после очередной обиды девочка ушла из дома, увидела возле магазина коляску с грудным ребенком и унесла его. Пошла с ним бродить по улицам. К счастью, похитительницу поймали. Свой поступок она объяснила так: «Я сделала это назло, чтобы меня арестовали и отцу с матерью был позор, что они меня до этого довели».

Казалось бы, не слишком логично — срывать зло на ни в чем не повинном младенце, но именно такое поведение, такая «реакция мимо» характерна для агрессивных детей и подростков. В состоянии срыва они способны и на более жестокие поступки, подчас и на преступления. Но скажу вам откровенно: изучая обстоятельства, который привели таких детей к беде, я нередко вспоминаю слова девочки: позор тем, кто их до этого довел!

— Однако нервные дети растут и в благополучных семьях. Об этом говорят и наши читатели. Бывают рассказы примерно такие: «Все для него делаем, ничего не жалеем, а он стал угрюмым, дерзким, где-то пропадает, домой является только поесть…» «Ничем с нами не делится, все молчком да молчком». Создается впечатление, что родители сами страдают от детской несправедливости, а не наоборот.

— Ошибки в воспитании не всегда бывают явными. Дети же чутко угадывают даже замаскированную отчужденность между родителями, ощущают ее как некую постоянную опасность, угрозу семейному благополучию, живут в напряжении и страхе.

Немало видела я семей, где родители вроде ладят и о детях на первый взгляд прекрасно заботятся — хорошо кормят, одевают, покупают дорогие игрушки. Но самого главного — живого интереса к ребенку, духовной связи с ним (да, как правило, и друг с другом) в семье нет. Нет общих разговоров и смеха в свободные часы, нет совместных планов и дел у старших и младших, нет семейных увлечений. А там, где нет таких внутренних связей, человеческого тепла и радости, ребенка ничто не греет — ни еда, ни одежда, ни игрушки…

Отдаление от родителей — это чаще всего реакция нервной системы ребенка на давно копившееся чувство одиночества. Счастье, если такой ребенок найдет добрых друзей вне дома, если у него чуткие учителя, хорошие товарищи.

Ну, а если нет?

Возможно, он будет искать друзей где попало и каких попало (а легче всего их найти во дворе, на улице, среди ребят, по разным причинам тоже лишенных доброго влияния) и с восторгом примет их убогие радости — выпивку, драки, хулиганские выходки. Либо при другом складе характера ребенок, одинокий в семье, может и вовсе замкнуться в себе, вырасти некоммуникабельным человеком с острым чувством своей отчужденности от людей.

Как видите, неблагополучие в семье не сводится к тому, что родители ссорятся, пьют или обижают детей. Опасные сдвиги в характере и поведении ребенка могут произойти и в том случае, когда его безобразно балуют. Этакий кумир семьи, не знающий запретов, привыкает к чувству своего превосходства. Появляется потребность любыми путями выделиться, обратить на себя внимание. Малейшее неудовольствие и сразу действенное оружие — слезы. Постепенно эта реакция закрепляется, становится все более бурной. Малыш, если бы и хотел, уже не в силах управлять собой… Возможно, вы когда-нибудь слышали, как истерически плачущий малыш кричит: «Мои глазки ничего не видят!» Думаете, он притворяется? Увы, дело действительно может дойти до временного расстройства зрения, речи или движений.

— И все же, Нина Игнатьевна, я хочу вернуться к своему вопросу: как быть, если семья действительно вполне благополучная, а состояние нервной системы ребенка тем не менее дает поводы для тревоги?

— Безоговорочно можно дать только один совет: поскорее обратиться к врачу-психоневрологу. К сожалению, у многих существует еще такой обывательский страх: «Мой ребенок нормален, зачем тащить его к психиатру?» Как раз и надо идти, когда нервная система сына или дочки еще не в таком состоянии, что ее трудно приводить в норму.

От самих же родителей требуется только одно: внимание и чуткость. Любой ребенок требует индивидуального подхода, а детям с ослабленной нервной системой он необходим вдвойне.

Скажем, в семье единственный сын, четырехлетний малыш. С другими детьми он почти не видится. Общительному, здоровому ребенку это тягостно, он уже стремится к сверстникам. Но есть дети болезненно замкнутые, они всячески избегают общения. К этому не следует относиться как к капризу. Малыша надо крайне осторожно, без нажима приучать к коллективным играм. Отдали в детский сад — предупредите воспитателей об особенностях ребенка: пусть не принуждают быть все время с товарищами, а дают возможность поиграть одному, побыть в сторонке. Без окриков: «Что ты там делаешь? Давай-ка в круг!»

Все мы стараемся развивать в детях самостоятельность. «Сделай сам, подумай сам, как лучше выполнить то-то и то-то» —вот наши обычные и вполне верные педагогические приемы. Мы хотим, чтобы ребенок, попадая в сложные ситуации, сам учился делать выбор, как правильнее поступить. Но некоторые дети не уверены в себе настолько, что необходимость самостоятельно принимать какое-либо решение способна привести их в отчаяние. Понимаю, родителям это неприятно, досадно — они не знают, что делать. Отвечу так: только не нажимать, не требовать невыполнимого. Это может привести к нервному срыву. К таким детям — иной подход: их приучают все делать в определенное время и в определенной последовательности, четко размечать свой режим, чтобы не приходилось спешить выбирать и решать, за что приниматься раньше. Так, шаг за шагом вырабатываются упорядоченность, четкость, аккуратность — черты, как бы возмещающие чувство уверенности.

Вот характерный пример из моей практики. У девочки был врожденный физический дефект. Подрастая, она ощущала его все острее: за подругами стали ухаживать мальчики, за ней — нет.

Так начало развиваться чувство неполноценности, неуверенности в себе. Многим подросткам удается в таких случаях компенсироваться за счет каких-то других свойств и способностей, в которых подчас ярко и интересно проявляется их личность. Не могут, скажем, бегать и прыгать — начинают увлеченно заниматься делом, требующим усидчивости, сосредоточенности: рисованием, шахматами, конструированием. Много читают, становятся первыми учениками в классе.

К сожалению, наша девочка была слишком поглощена своим недостатком. Переключиться самой ей оказалось не по силам, а взрослые не помогли. И вот девочка попыталась отгородиться от горя вымыслом. Начала уверять подруг, что пользуется большим успехом у мальчиков, придумывала истории о своих «романах». Одни над ней посмеивались беззлобно, другим доставляло особое удовольствие разоблачать «лгунью». А она, вообразив, что все люди злы, что все ее презирают, все больше ожесточалась и уходила в мир своих фантазий.

— Девочка, о которой вы сейчас рассказывали, особенно остро почувствовала свой дефект, став подростком. Здесь прямая и очевидная связь между возрастом и обострением душевной травмы. Закономерна ли такая связь вообще?

— Да, несомненно. Переходный возраст самый трудный для психики. Время бурного созревания и роста, время перестройки всего организма неизбежно создает перегрузки для нервной системы. Прибавьте к этому акселерацию — явление, с которым мы все чаще встречаемся: ускоренное, превышающее норму физическое развитие, за которым психическое развитие не поспевает или формируется неравномерно. Между тем наши сыновья и дочки об этом разрыве и не догадываются. Парень вымахал под притолоку, в плечах косая сажень. Естественно, ему кажется, что он взрослый и вправе распоряжаться собственной персоной. В каждом пустяке он видит посягательство на свою свободу и самостоятельность, каждое замечание болезненно оскорбляет его достоинство… Опасность нервного срыва в это тяжелое время особенно велика. Так что родителям надо запастись терпением, мягкостью и чуткостью.

Конечно, не все надо принимать и прощать. В отношениях с детьми, как и в любых человеческих взаимоотношениях, нельзя мириться с оскорбительным неуважением. Но уважение может быть только взаимным, а иные мамы и папы об этом забывают.

Не к баловству я призываю, а к спокойным, доброжелательным отношениям в семье. Это самая надежная защита душевного здоровья и детей и родителей.

Обсуждение

Ваш комментарий:
   __ __  _____  ____ 
  / //_/ / ___/ / __ \
 / ,<   / (_ / / /_/ /
/_/|_|  \___/  \____/
 

Инструменты страницы